Сопоставление клинической картины, лабораторных показателей и данных сцинтиграфии у пациентов с различными вариантами первичного и вторичного гиперпаратиреоза

Резюме

Цель исследования - оценить роль сцинтиграфии области шеи в сопоставлении с клинической картиной и лабораторными показателями у пациентов с различными вариантами первичного и вторичного гиперпаратиреоза (ГПТ).

Материал и методы. В одноцентровое ретроспективное исследование включены данные 138 последовательно отобранных пациентов с установленным диагнозом первичного или вторичного ГПТ, с наличием результатов ультразвукового исследования области шеи и известными уровнями лабораторных маркеров ГПТ, в том числе 59 - с гиперкальциемическим вариантом первичного ГПТ (гПГПТ), 15 - нормокальциемическим (нПГПТ), 50 - с вторичным ГПТ (ВГПТ) вследствие приобретенного дефицита витамина D, 14 - с терминальной хронической болезнью почек (ХБП), направленных в ФГБУ "НМИЦ кардиологии" Минздрава России для выполнения сцинтиграфии и однофотонной эмиссионной томографии/компьютерной томографии (ОЭКТ/КТ) области шеи и средостения с технецием-99т-метоксиизобутилизонитрилом (99тТс-МИБИ).

Результаты и обсуждение. Среди 138 пациентов с ГПТ жалобы выявлены у 64,5%. При ПГПТ чаще возникали жалобы на боль в костях (p=0,006) и судороги (p=0,02). Максимальные значения паратиреоидного гормона (ПТГ), фосфора и щелочной фосфатазы в крови зарегистрированы у пациентов с ХБП, максимальные уровни общего и ионизированного кальция - при гПГПТ. Наименьшая частота дефицита витамина D отмечена у пациентов с нПГПТ. Чувствительность ОЭКТ/КТ в выявлении измененных паращитовидных желез (ПЩЖ) составила 98,3% при гПГПТ и 93,3% при нПГПТ. Частота эктопии ПЩЖ при ПГПТ составила 24,3%, выявления аденом ПЩЖ с быстрым клиренсом - 43,2%. При ПГПТ связь интенсивности накопления радиофармпрепарата в измененных ПЩЖ с диаметром образований по данным КТ была выявлена (p=0,01), с уровнем ПТГ - не выявлена (p=0,12), с уровнем кальция - была на уровне тенденции (p=0,08). У пациентов с приобретенным дефицитом витамина D измененные ПЩЖ по данным ОЭКТ/КТ визуализировались в 8,0% случаев, у пациентов с ХБП - в 14,3% случаев.

Заключение. ОЭКТ/КТ области шеи служит ключевым методом топической визуализации измененных ПЩЖ при предоперационной подготовке пациентов с ПГПТ и ВГПТ при ХБП. Метод обладает диагностической ценностью для резистентных к лечению пациентов с дефицитом витамина D и верхненормальными уровнями ПТГ и кальция для выявления нодулярной формы гиперплазии ПЩЖ.

Ключевые слова:сцинтиграфия; однофотонная эмиссионнаятомография; гиперпаратиреоз

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Прокина В.Е., Аншелес А.А., Тарасов А.В., Волков В.Е., Аметов А.С., Сергиенко В.Б. Сопоставление клинической картины, лабораторных показателей и данных сцинтиграфии у пациентов с различными вариантами первичного и вторичного гиперпаратиреоза // Эндокринология: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 11, № 1. C. 24-32. DOI: https://doi.org/10.33029/2304-9529-2022-11-1-24-32

В настоящее время в отечественной и мировой клинической практике сохраняется устойчивый интерес к проблеме гиперпаратиреоза (ГПТ). Этот клинический синдром с характерными симптомами и признаками, обусловленными повышением продукции паратиреоидного гормона (ПТГ) измененными паращитовидными железами (ПЩЖ), ПТГ-индуцированной костной резорбцией и нарушениями обмена кальция и фосфора, имеет разнообразную этиологию и сопряжен с множеством осложнений со стороны костей скелета, желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), почек, нервной системы. При этом ГПТ в течение длительного времени может протекать бессимптомно или вызывать неспецифические симптомы и выявляться случайно во время обследования по поводу другого заболевания [1].

У каждого пациента с установленным ГПТ необходимо в первую очередь исключить все возможные причины вторичного гиперпаратиреоза (ВГПТ). Первичные и вторичные формы ГПТ значительно различаются по прогнозу и тактике лечения, что накладывает особые требования к их дифференциальной диагностике. В российской популяции, особенно в северных регионах, причиной ВГПТ нередко бывает длительный дефицит витамина D, который относительно легко корректируется при помощи оптимальной медикаментозной терапии. В большинстве случаев первичного гиперпаратиреоза (ПГПТ) выявляют гиперкальциемический ГПТ (гПГПТ), который проявляется стойким повышением уровня общего кальция в крови в сочетании с повышенным (реже на верхней границе нормы) уровнем ПТГ [2]. Более редкий тип ПГПТ - нормокалиемический (нПГПТ), при котором повышенная концентрация ПТГ сочетается с нормальными уровнями общего и ионизированного кальция [3].

Единственный метод радикального лечения больных с ПГПТ, а также некоторых пациентов с ВГПТ вследствие терминальной хронической болезни почек (ХБП) - паратиреоидэктомия [4]. Паратиреоидэктомию с двусторонней ревизией шеи проводят при доказанном множественном поражении или при отсутствии возможности визуализации ПЩЖ методами лучевой диагностики либо, в случае отсутствия необходимого снижения уровня интактного ПТГ, во время операции [5]. У некоторых пациентов с ПГПТ возможно выполнение селективной паратиреоидэктомии [6]. Преимущества данной операции обусловлены ее малоинвазивностью, однако, поскольку интраоперационный доступ к диагностированной патологически измененной ПЩЖ основывается на данных неинвазивных методов, это предъявляет жесткие требования к уровню экспертизы предоперационного обследования [7].

Методами первой линии неинвазивной диагностики при ПГПТ служат ультразвуковое исследование (УЗИ) и радионуклидные методы - планарная сцинтиграфия и однофотонная эмиссионная томография/компьютерная томография (ОЭКТ/ КТ) [8]. Согласно различным данным, УЗИ в выявлении аденомы ПЩЖ имеет среднюю чувствительность (76-91%) и высокую специфичность (96%) [9]. Существуют достоверные эхо-признаки аденомы ПЩЖ, однако этот способ оператор-зависим и требует высокой квалификации специалиста, что нередко оказывается проблемой в лечебных учреждениях первичного звена.

Сцинтиграфия с целью выявления функционально-активных образований ПЩЖ выполняется с радиофармпрепаратом (РФП) - с технецием-99m-метоксиизобутилизонитрилом (99mTc-МИБИ). Данный РФП накапливается в щитовидной железе (ЩЖ), однако его элиминация из ткани ЩЖ обычно происходит медленнее, чем из ПЩЖ, что позволяет визуализировать их на определенном этапе исследования [10]. Чувствительность сцинтиграфии зависит от множества факторов, и по этой причине, по разным данным, варьирует от 54 до 96% (в среднем 88%) [11]. Преимуществом сцинтиграфии по сравнению с УЗИ считают возможность обнаружения эктопически расположенных ПЩЖ и лучшую визуализацию верхних ПЩЖ, часто располагающихся по задней поверхности ЩЖ [12]. Кроме того, сцинтиграфия более эффективна в выявлении множественных аденом, так как они обычно меньшего размера по сравнению с единичными и хуже определяются при УЗИ, а также позволяет более уверенно провести дифференциальную диагностику функционирующей аденомы и увеличенного лимфатического узла при тиреоидите с лимфаденопатией [13].

Большую роль в повышении точности визуализации аденом ПЩЖ играет возможность выполнения обоих исследований (УЗИ и сцинтиграфии) в экспертных клиниках и центрах, что увеличивает уровень согласования результатов 2 методов и повышает чувствительность диагностики с целью предоперационной подготовки до 95-98% [14].

Цель исследования - сопоставление клинической картины, лабораторных показателей нарушений кальциево-фосфорного обмена с данными сцинтиграфии (выполненной на экспертном уровне как в планарном режиме, так и в режиме ОЭКТ/КТ) у пациентов с различными вариантами ПГПТ и ВГПТ.

Материал и методы

В ретроспективное исследование включены данные 138 последовательно отобранных пациентов с установленным диагнозом ПГПТ и ВГПТ, направленных в ФГБУ "НМИЦ кардиологии" Минздрава России для выполнения сцинтиграфии области шеи и средостения. Работа выполнена на базе отдела радионуклидной диагностики и позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) ФГБУ "НМИЦ кардиологии" Минздрава России. Обследование пациентов проводили на основе информированного добровольного согласия.

Исходно всем пациентам в лечебных учреждениях по месту жительства было выполнено УЗИ области шеи с целью оценки состояния ПЩЖ, а также определены уровни лабораторных маркеров ГПТ: ПТГ, общего кальция, фосфора и 25(OН)-витамина D. На этапе направления в ФГБУ "НМИЦ кардиологии" Минздрава России пациентам повторно сделан анализ крови на перечисленные выше маркеры, а также на уровень ионизированного кальция, альбумина (с целью вычисления уровня альбумин-скорректированного кальция), магния, щелочной фосфатазы (ЩФ).

Критерии включения пациентов в исследование: возраст ≥18 лет, наличие установленного диагноза ГПТ, подписанное информированное согласие на участие в исследовании.

Критерии исключения из исследования: возраст <18 лет, наличие ургентных состояний, отказ пациента от участия в исследовании.

Общая характеристика обследованных пациентов представлена в табл. 1.

Таблица 1. Общая характеристика обследованных пациентов (n=138)

Здесь и в табл. 2, 3: расшифровка аббревиатур дана в тексте.

Дизайн исследования приведен на рис. 1.

Рис. 1. Дизайн исследования

ПТЭ - паратиреоидэктомия; ОМТ - оптимальная медикаментозная терапия. Расшифровка остальных аббревиатур дана в тексте.

Для измерения уровней витамина D и ПТГ применяли дисковый иммунохимический анализатор cobas e411, использующий технологию электрохемилюминесценции. Для измерения уровня ионизированного кальция использовали портативный клинический анализатор Abbott I-STAT 1 серии 300. Чтобы измерить другие биохимические показатели крови, применяли автоматический биохимический анализатор "Thermo Konelab Prime 60". Для определения уровня кальция использовали набор реагентов кат. № 981772 (Thermo Fisher Scientific). С целью исключения неточных показателей кальциемии при изменении концентрации плазменных белков была выполнена корректировка кальция на уровень альбумина крови при содержании альбумина в крови <40 и >45 г/л.

Радионуклидное исследование (сцинтиграфия и ОЭКТ/КТ) области шеи с целью топической диагностики аденомы и/или гиперплазии ПЩЖ выполняли на двухдетекторной ротационной гамма-камере "Philips BrightView ХСТ" с коллиматорами высокого разрешения для низких энергий (LEHR) и плоскопанельной КТ-подсистемой. Активность введенного внутривенного РФП 99mTc-МИБИ составляла 740 МБк (20 мКи), эффективная доза сцинтиграфического исследования - 6,66 мЗв при выполнении сцинтиграфии и 0,42 мЗв при выполнении КТ.

Планарные исследования провели в 2 фазы - раннюю (через 10 мин после инъекции РФП) и отсроченную (через 120 мин) в передней проекции в матрицу 128x128 пикселей с набором статистики счета 300 тыс. импульсов [8]. При этом в поле зрения детектора помещали область от верхнего края околоушных слюнных желез (верхней границы возможного расположения верхней группы ПЩЖ) до средостения.

Анализ интенсивности накопления РФП в области измененных ПЩЖ, по результатам планарной сцинтиграфии, проводили визуально. Ранние и отсроченные планарные сцинтиграфические изображения анализировали согласно практическим рекомендациям Европейской ассоциации ядерной медицины (European Association of Nuclear Medicine, EANM) (2021) [8]. Неизменное накопление РФП в типичном месте на отсроченных изображениях по сравнению с ранними на фоне сохранения или снижения накопления РФП в ЩЖ считали положительным результатом. Дополнительно было выполнено автоматизированное вычитание с помощью программы Subtraction, которая входит в состав пакета обработки эндокринных исследований обрабатывающей станции "Philips Extended Brilliance Workspace".

Данная обработка предоставляла более наглядную визуализацию и в некоторых случаях позволяла описать выявленные изменения как гиперфункционирующее образование/гиперплазию ПЩЖ [8].

Тем не менее указанный способ оценки накопления РФП в проекции измененных ПЩЖ в ряде случаев не позволял уверенно интерпретировать изображения, например при подозрении на крупную аденому с быстрым клиренсом (с отсутствием визуализации накопления в ПЩЖ на отсроченных изображениях), а также при замедленном выведении РФП из ЩЖ (рис. 2). Все эти случаи с целью визуализации предполагаемых изменений требовали проведения ОЭКТ/КТ.

Рис. 2. Возможности визуализации измененных паращитовидных желез при гибридном томографическом исследовании (однофотонной эмиссионной/компьютерной томографии)

А - визуализация типичной аденомы левой нижней паращитовидной железы с быстрым клиренсом. Образование хорошо визуализируется в раннюю фазу и в режиме однофотонной эмиссионной/компьютерной томографии через 1 ч после инъекции радиофарм-препарата. К моменту выполнения планарного исследования в отсроченную фазу радиофармпрепарат полностью выводится из щитовидной и паращитовидных желез; Б - затрудненная визуализация паращитовидных желез из-за замедленного клиренса радио-фармпрепарата из щитовидной железы. Однофотонная эмиссионная/компьютерная томография, проведенная через 1 ч после инъекции радиофармпрепарата, позволяет различить сигнал от щитовидной и паращитовидных желез.

ОЭКТ/КТ области шеи выполнена через 1 ч после инъекции РФП в положении детекторов под углом 180°, число проекций - 64, время сбора данных одной проекции - 30 с, матрица - 128×128 пикселей, зум - ×2,19. КТ проводили в диагностическом режиме: сила тока - 20 мА, напряжение на трубке - 120 кВ, скорость вращения гентри - 24 с (без задержки дыхания), толщина среза - 1 мм. Общее время исследования составляло 5-7 мин в раннюю фазу и 15-20 мин в отсроченную фазу.

Статистическая обработка результатов исследования выполнена с использованием программных пакетов MedCalc 15.8, Microsoft Excel 2013. Данные в группах представлены в виде M±σ в случае их нормального распределения, в виде Me (Q1-Q3) в случае невыполнения критериев нормальности по Шапиро-Уилку. Категориальные данные в группах представлены долями категорий (%). Для сравнения средних значений в зависимости распределений элементов группы использовали t-критерий Стьюдента или U-критерий Манна-Уитни. При сравнении номинальных данных в 2 группах или более (таблицы 2×3 или больше) использовали критерий χ2. При определении связей между количественными параметрами был выполнен корреляционный анализ по Пирсону. При уровне значимости p<0,05 межгрупповые различия трактовались как достоверные, 0,05< p <0,1 - как тенденция.

Результаты и обсуждение

Из 138 пациентов, включенных в исследование, у 74 (53,6%) установлен диагноз ПГПТ, у 64 (46,4%) - ВГПТ. Из 74 пациентов с ПГПТ у 59 (79,7%) был диагностирован гиперкальциемический вариант ПГПТ (гПГПТ), у 15 (20,3%) - нормокальциемический (нПГПТ). Из 64 пациентов с ВГПТ, включенных в исследование, большую часть составили пациенты с приобретенным дефицитом витамина D и остеопорозом (n=50, 78,1%), еще у 14 (21,9%) пациентов диагностирована терминальная ХБП и они находились на гемодиализе.

Наличие жалоб, предположительно связанных с ГПТ, отмечалось у 89 (64,5%) пациентов из 138. Среди жалоб преобладали слабость (44,9%), ощущение сердцебиения/перебоев в работе сердца (20,1%), головная боль (19,6%), боль в суставах (12,4%), боль в костях (10,9%), дискомфорт в области шеи (10,1%), судороги (4,3%), боль в мышцах (0,7%). Наличие симптомов/проявлений ГПТ отмечено у 86 (62,3%) пациентов. Среди таковых наиболее часто диагностировали остеопороз (34,1%), мочекаменную болезнь (26,1%), патологические переломы (15,9%), холелитиаз (13,0%). У пациентов, не относящихся к группе ХБП при ВГПТ, нарушение функции почек было выявлено у 1 пациента с дефицитом витамина D. Пациенты с ПГПТ достоверно чаще предъявляли жалобы на боль в костях (p=0,006) и судороги (p=0,02). Кроме того, у пациентов с гПГПТ чаще выявляли мочекаменную болезнь, чем у пациентов с нПГПТ (p=0,076).

Из 74 пациентов с ПГПТ у 59 (79,7%) одно- или двукратно были получены повышенные уровни общего кальция (>2,65 ммоль/л) и/или ионизированного кальция (>1,32 ммоль/л), что позволило отнести их в группу гПГПТ. У 15 (20,3%) были двукратно получены повышенные уровни ПТГ и верхненормальные уровни общего и ионизированного кальция, что позволило отнести их в группу нПГПТ.

В обеих группах пациентов (гПГПТ и нПГПТ) зарегистрированы стабильно повышенные уровни ПТГ, нормальные уровни альбумина, фосфора, магния и ЩФ. В группе нПГПТ уровень витамина D у 9 пациентов был в пределах нормальных значений, у 6 (40%) отмечена его недостаточность (уровень от 20 до 29,9 нг/мл), в то время как в группе гПГПТ недостаточность или дефицит витамина D различной степени выявлен у 41 (69,5%) пациента из 59. Основные лабораторные показатели в группах пациентов с нормо- и гиперкальциемическим вариантом ПГПТ приведены в табл. 2.

Таблица 2. Основные лабораторные показатели в группах пациентов с нормо- и гиперкальциемическим вариантом первичного гиперпаратиреоза

Здесь и в табл. 3: полужирным шрифтом выделены достоверные связи (p<0.05) и тенденции (p<0,10).

Как следует из табл. 2, в группе нПГПТ исходно отмечались тенденция к менее выраженному повышению уровня ПТГ (p=0,08), достоверно более низкий уровень ионизированного кальция (p<0,01), альбумина крови (p=0,05), альбумин-скор-ректированного кальция (p<0,01), ЩФ (p=0,03), более высокий уровень витамина D, особенно при повторном измерении (p=0,02), а также отмечается тенденция к меньшим значениям концентрации магния (p=0,08).

Основные лабораторные показатели в группах пациентов с ВГПТ приведены в табл. 3.

Таблица. 3. Основные лабораторные показатели в группах пациентов с различными вариантами вторичного гиперпаратиреоза

Как следует из табл. 3, в группе пациентов с ХБП причиной ВГПТ послужило наиболее выраженное повышение уровня ПТГ (210,8±103,0 против 107,0±40,2 пг/мл у пациентов с дефицитом витамина D и 134,2±61,1 пг/мл в среднем у пациентов с ПГПТ, p<0,001). У пациентов с ХБП уровень общего кальция в целом находился в пределах нормальных значений (у 2 пациентов выявлено снижение уровня кальция до нижней границы нормы), в то время как у пациентов с дефицитом витамина D была отмечена тенденция к его повышению как минимум до верхней границы нормы (p=0,047). Кроме того, у пациентов с ХБП зарегистрированы нарушения фосфорного обмена, что выражалось в более высоком уровне фосфора (1,39±0,51 ммоль/л в среднем за 2 измерения, p<0,01) и превышении нормальных уровней ЩФ (407,7±338,1 ед/л, p=0,004). На рис. 3 представлены средние значения основных лабораторных показателей кальциево-фосфорного обмена в исследуемых группах.

Рис. 3. Средние значения основных лабораторных показателей кальциево-фосфорного обмена в исследуемых группах. Синим цветом отмечен диапазон нормальных значений

Здесь и на рис. 4: расшифровка аббревиатур дана в тексте.

У пациентов с ПГПТ (n=74) УЗИ и сцинтиграфию области шеи проводили последовательно с целью топической диагностики измененных ПЩЖ. Медиана срока между выполнением обоих исследований составила 52 [28-89] дня. У всех пациентов наличие аденомы/гиперплазии ПЩЖ было верифицировано в процессе последующей паратиреоидэктомии.

По результатам УЗИ шеи у пациентов с нПГПТ (n=15) и гПГПТ (n=59) узлы ЩЖ визуализировались в 7 (46,7%) и 30 (50,8%) случаях соответственно, а измененные ПЩЖ - в 10 (чувствительность УЗИ - 66,7%) и 46 случаях (чувствительность УЗИ - 78,0%) соответственно.

По данным планарного исследования, у пациентов с гПГПТ измененные ПЩЖ в целом визуализировались более ярко. Кроме того, по данным КТ у пациентов с гПГПТ размеры измененных ПЩЖ были несколько больше (12,0±3,5 против 11,1±2,5 при нПГПТ), однако эти различия не достигали критериев достоверности, p=0,36.

Суммарные данные чувствительности УЗИ и различных протоколов сцинтиграфии у пациентов с ПГПТ, включая подгруппы нормо- и гиперкальциемического вариантов, представлены на рис. 4.

Рис. 4. Чувствительность ультразвукового исследования и различных протоколов сцинтиграфии у пациентов с первичным гиперпаратиреозом

В 2 случаях (у пациента с нПГПТ и у пациента с гПГПТ) измененные ПЩЖ не удалось визуализировать ни по результатам УЗИ, ни по данным ОЭКТ/КТ. В последующем, интраоперационно при двусторонней ревизии шеи у обоих пациентов были выявлены измененные левая верхняя (размером 6x4x4 мм) и правая верхняя ПЩЖ (размером 7x5x4 мм) соответственно.

В целом у большинства пациентов с ПГПТ (39 против 34) было определено поражение левых ПЩЖ (в одном случае выявлено мультигландулярное поражение - нижние правая и левая ПЩЖ, причем выявлено у пациента с нПГПТ). В 18 (24,3%) случаях аденомы были выявлены в ПЩЖ, расположенных ниже нижнего полюса ЩЖ, в том числе в 1 случае - в верхнем средостении справа, т.е. считались эктопическими. У 1 пациента аденома была выявлена по данным ОЭКТ/КТ интратиреоидно.

У пациентов с ПГПТ и достоверной визуализацией измененных ПЩЖ по данным планарной сцинтиграфии отмечены более высокие уровни ПТГ, однако эта связь не достигла критериев достоверности (все p>0,1). При этом выявлена слабая корреляция между уровнем ПТГ и размером измененной ПЩЖ по данным КТ (r=0,28, p=0,015). Аналогичная связь между сцинтиграфической визуализацией измененных ПЩЖ и уровнем общего кальция достигла уровня тенденции (p=0,08). При этом значимой корреляционной связи между уровнем кальция и размером измененной ПЩЖ по данным КТ не выявлено (r=0,08, p=0,48).

У пациентов с ВГПТ (n=64) УЗИ и сцинтиграфию области шеи проводили последовательно с целью исключения гиперфункционирующих образований ПЩЖ. Медиана срока между выполнением обоих исследований составила 56 [29-96] дней.

В группах пациентов с дефицитом витамина D (n=50) и ХБП (n=14) узлы ЩЖ по данным УЗИ шеи визуализировались в 28 (56,0%) и 4 (28,6%) случаях соответственно.

По результатам УЗИ у пациентов с дефицитом витамина D (n=50) измененные ПЩЖ визуализировались в 15 (30,0%) случаях. По данным сцинтиграфии измененные ПЩЖ визуализировались в 4 (8%) случаях (из них 3 - у пациентов с наличием изменений по данным УЗИ), у всех были выявлены единичные образования. Поражения ПЩЖ достоверно визуализировались исключительно в режиме ОЭКТ/КТ. Достоверных различий в среднем уровне витамина D у пациентов с отсутствием (n=46) и наличием (n=4) сцинтиграфической визуализации измененных ПЩЖ не было (26,06±13,19 и 25,82±18,80 нг/мл соответственно, p=0,97). Аналогичных различий в уровнях ПТГ и кальция также не отмечено (91,3±39,2 против 89,2±29,5 пг/мл, p=0,90, 2,53±0,21 против 2,58±0,15 ммоль/л, p=0,64 соответственно).

У пациентов с ХБП (n=14) измененные ПЩЖ по данным УЗИ визуализировались в 4 (28,6%) случаях, по данным сцинтиграфии в режиме ОЭКТ/КТ - в 2 (14,3%) случаях (из них 1 - у пациента с наличием изменений по данным УЗИ). У 1 пациента без изменений по результатам УЗИ при ОЭКТ/КТ было выявлено единичное гиперфункционирующее образование верхней правой ПЩЖ. У 1 пациента, находящегося на гемодиализе, по данным ОЭКТ/КТ зафиксировано патологическое накопление РФП в 3 из 4 ПЩЖ, соответствующее их анатомическому увеличению по данным УЗИ и КТ. По результатам инструментальных исследований у обоих пациентов была выполнена паратиреоидэктомия.

Заключение

ОЭКТ/КТ области шеи считают важнейшим методом топической визуализации измененных ПЩЖ при предоперационной подготовке пациентов с ПГПТ и ВГПТ при ХБП. Несвоевременное выявление образований ПЩЖ у этих пациентов приводит к откладыванию оперативного лечения, что влечет за собой ухудшение качества их жизни. По этой причине необходимо более широко использовать современные возможности методов радионуклидной диагностики с целью визуализации новообразований ПЩЖ и подготовки пациентов к селективной паратиреоидэктомии. Дополнение алгоритма диагностики пациентов с ПГПТ томографическим и гибридным режимами радионуклидного исследования значительно повышает чувствительность к выявлению аденом и гиперплазий ПЩЖ, особенно у больных с нормокальциемическим вариантом заболевания, а также при подозрении на атипичное расположение аденомы ПЩЖ. Кроме того, метод имеет диагностическую ценность у резистентных к лечению пациентов с дефицитом витамина D и верхненормальными уровнями ПТГ и кальция в плане выявления нодулярной формы гиперплазии ПЩЖ.

ЛИТЕРАТУРА

1. Первичный гиперпаратиреоз. Клинические рекомендации. Москва, 2020.

2. Amin A.L., Wang T.S., Wade TJ. et al. Normal PTH levels in primary hyperparathyroidism: still the same disease? // Ann. Surg. Oncol. 2011. Vol. 18, N 12. P 34373442. DОI: https://doi.org/10.1245/s10434-011-1744-x

3. Баранова И.А., Зыкова Т.А. Нормокальциемический первичный гиперпаратиреоз - "новая эра" в диагностике старого заболевания // Проблемы эндокринологии. 2017. Т. 63, № 4. С. 236-244.

4. Мокрышева Н.Г., Мирная С.С., Добрева Е.А. и др.. Первичный гиперпаратиреоз в России по данным регистра // Проблемы эндокринологии. 2019. Т. 65, № 5. С. 300-310.

5. Abdulla A.G., Ituarte PH.G., Harari A. et al. Trends in the frequency and quality of parathyroid surgery // Ann. Surg. 2015. Vol. 261, N 4. P. 746-750. DОI: https://doi.org/10.1097/sla.0000000000000812

6. Udelsman R., Lin Z., Donovan P. The superiority of minimally invasive parathyroidectomy based on 1650 consecutive patients with primary hyperparathyroidism // Ann. Surg. 2011. Vol. 253, N 3. P. 585-591. DОI: https://doi.org/10.1097/sla.0b013e318208fed9

7. Casara D., Rubello D., Cauzzo C. et al. 99mTc-MIBI radio-guided minimally invasive parathyroidectomy: experience with patients with normal thyroids and nodular goiters // Thyroid. 2002. Vol. 12, N 1. P. 53-61. DОI: https://doi.org/10.1089/105072502753451977

8. Petranovic Ovcaricek P., Giovanella L., Carrio Gasset I. et al. The EANM practice guidelines for parathyroid imaging // Eur. J. Nucl. Med. Mol. Imaging. 2021. Vol. 48, N 9. P. 2801-2822. DОI: https://doi.org/10.1007/s00259-021-05334-y

9. Nafisi Moghadam R., Amlelshahbaz A.P, Namiranian N. et al. Comparative diagnostic performance of ultrasonography and 99mTc-sestamibi scintigraphy for parathyroid adenoma in primary hyperparathyroidism; systematic review and meta-analysis // Asian Pac. J. Cancer. Prev. 2017. Vol. 18, N 12. P 3195-3200. DОI: https://doi.org/10.22034/APJCP.2017.18.12.3195

10. Паша С.П. Клиническая значимость радионуклидных методов визуализации паращитовидных желез при гиперпаратиреозе // Российский электронный журнал лучевой диагностики. 2015. Т. 5, № 3. С. 11-21.

11. Wong K.K., Fig L.M., Gross M.D. et al. Parathyroid adenoma localization with 99mTc-sestamibi SPECT/CT // Nucl. Med. Commun. 2015. Vol. 36, N 4. P. 363-375. DОI: https://doi.org/10.1097/mnm.0000000000000262

12. Jiang S.Q., Yang T., Zou Q. et al. The role of (99m)Tc-MIBI SPECT/CT in patients with secondary hyperparathyroidism: comparison with (99m)Tc-MIBI planar scintigraphy and ultrasonography // BMC Med. Imaging. 2020. Vol. 20, N 1. P. 115. DОI: https://doi.org/10.1186/s12880-020-00517-9

13. Zeng M., Liu W., Zha X. et al. (99m)Tc-MIBI SPECT/CT imaging had high sensitivity in accurate localization of parathyroids before parathyroidectomy for patients with secondary hyperparathyroidism // Ren. Fail. 2019. Vol. 41. N 1. P. 885-892. DОI: https://doi.org/10.1080/0886022X.2019.1662804

14. Michaud L., Balogova S., Burgess A. et al. A Pilot comparison of 18F-fluorocholine PET/CT, ultrasonography and 123I/99mTc-sestaMIBI dual-phase dual-isotope scintigraphy in the preoperative localization of hyperfunctioning parathyroid glands in primary or secondary hyperparathyroidism: influence of thyroid anomalies // Medicine (Baltimore). 2015. Vol. 94, N 41. P. e1701. DОI: https://doi.org/10.1097/MD.0000000000001701

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Александр Сергеевич Аметов
Заведующий кафедрой эндокринологии ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессио­нального образования» Минздрава России, член Правления Российской ассоциации эндокринологов (Москва)
Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением
Эндокринология столицы - Московский городской съезд эндокринологов
Оргздрав-2022. Эффективное управление в здравоохранении
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
XXXV Международный конгресс с курсом эндоскопии "Новые технологии в диагностике и лечении гинекологических заболеваний"

XXXV Международный конгресс с курсом эндоскопии "Новые технологии в диагностике и лечении гинекологических заболеваний" С 7 по 10 июня 2022 года в онлайн-формате пройдет XXXV Международный конгресс с курсом эндоскопии "Новые технологии в диагностике и лечении...

V Терапевтический форум "Мультидисциплинарный больной" и V Всероссийскую конференцию молодых терапевтов с 26 по 27 мая!

Уважаемые коллеги, запланируйте свою поездку в Санкт-Петербург на V Терапевтический форум "Мультидисциплинарный больной" и V Всероссийскую конференцию молодых терапевтов с 26 по 27 мая! Обращаем ваше внимание, что мероприятие пройдет в очном формате. Регистрация доступна на...

Школа РОАГ - Уфа, 26-27 мая 2022

Школа РОАГ - Уфа, 26-27 мая 2022 Приглашаем акушеров-гинекологов и неонатологов Поволжского федерального округа принять участие в Школе РОАГ "Перинатальная медицина с курсом неонатологии". Впервые после двухлетнего пандемического перерыва мероприятие пройдет в очном формате....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»