Современные аспекты патогенеза сахарного диабета 2 типа: β-клетка, что с тобой?

Резюме

В рамках IX Национального диабетологического конгресса с международным участием "Сахарный диабет и ожирение - неинфекционные междисциплинарные пандемии XXI века" 7 сентября 2022 г. состоялась пленарная лекция заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук, профессора Александра Сергеевича Аметова. В докладе были затронуты основные вопросы регулирования гомеостаза глюкозы в норме и при сахарном диабете 2-го типа.

Ключевые слова:сахарный диабет; ожирение; лекция; диабетон; гомеостаз глюкозы; β-клетки

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Аметов А.С. Современные аспекты патогенеза сахарного диабета 2 типа: β-клетка, что с тобой? Эндо­кринология: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 11, № 4. C. 8-20. DOI: https://doi.org/10.33029/2304-9529-2022-11-4-8-20

Я мог бы начать с данных статистики, рассказать про смертность, о масштабах проблемы сахарного диабета (СД). Но сегодня об этом говорят абсолютно все. И я решил начать именно с гомеостаза, гомеостаза глюкозы. В 1932 г. данный термин был предложен Walter B. Cannon, который прекрасно описал его в своей в книге "The Wisdom of the body" ("Мудрость тела").

Что же такое гомеостаз глюкозы? Это способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия!

Поддержание равновесия глюкозы - это принципиально важный момент. Когда мы говорим о глюкозе - это не история о том, что чем ниже мы опустим уровень сахара и гликированного гемоглобина, тем с большей вероятностью мы спасем пациента. Нет, это абсолютно не так! Глюкоза - один из ключевых энергетических субстратов, без которого не происходит ни одного движения, ни одной мысли!

Глюкоза мчится в каждую клеточку, которая в данный момент нуждается в энергии. На первый взгляд, это подобно броуновскому движению, но это абсолютно управляемое скоординированное действие, направленное на доставку важнейшего энергетического субстрата - глюкозы в нуждающиеся в ней органы и ткани.

В первую очередь глюкоза поступает в кору головного мозга, осуществляя системный запрос энергии на уровне коры головного мозга и днем, и ночью (рис. 1).

Кора головного мозга нуждается в постоянном поступлении энергии в виде глюкозы в определенных количествах и с определенной скоростью. Днем этот процесс обеспечивается приемами пищи, а ночью включается ее "домашнее производство" за счет как минимум двух органов: печени и почек. Это крайне жестко контролируемые процессы жизнеобеспечения!

Глюкоза проникает через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) с помощью специального транспортного белка GLUT‑1, обеспечивающего ее учредительный, фундаментальный транспорт (рис. 2).

На рис. 3 показана модель метаболизма глюкозы, напоминающая рыбий позвонок (Fishbone model). Вначале мы видим первые сенсоры глюкозы, которые контролируют концентрацию и скорость ее поступления в кору головного мозга. Это, в свою очередь, обеспечивает достижение ее равновесных уровней в коре головного мозга, лимбической системе, распределение в организме, а также управление одним из основных путей поступления глюкозы - приемом пищи и "домашним производством" глюкозы печенью и почками.

Далее GLUT‑1 распределит глюкозу в кору головного мозга, а GLUT?4‑4 - в мышцы и жировую ткань, где произойдут такие важнейшие процессы, как утилизация, захват глюкозы и ее откладывание в виде гликогена и жира.

Поскольку мы начали говорить о приемах пищи, в данном процессе немаловажную роль играет и лептин. Лептин совместно с инсулином фактически регулирует гомеостаз энергии, оповещая головной мозг о ее запасах на уровне жировой ткани. Помимо прочего, в сложнейшем процессе метаболизма глюкозы принимают участие и нейропептид γ, и α-меланостимулирующий гормон, и замыкающие этот круг глюкокортикоиды.

Обратите внимание: на рис. 4 отражена концентрация глюкозы на уровне коры головного мозга. Мы видим абсолютно ровные линии без каких-либо всплесков! Поскольку, если уровень глюкозы повысится, разовьется глюкозотоксичность. А если, напротив, уровень гликемии будет ниже необходимых физиологических значений, то возникнет глюкозодефицит, что создаст условия для формирования нейрогликопении. Таким образом, и то, и другое - очень плохо!

Несколько лет назад на кафедре эндокринологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России мы установили датчики непрерывного мониторирования гликемии на наших добровольцев - здоровых врачей-ординаторов. И только посмотрите: на фоне различных провокационных проб - голода, физической нагрузки, нагрузки глюкозой (оральный глюкозотолерантный тест) не зарегистрировано выхода из диапазона нормальных значений, уровень глюкозы все время находился в целевом временном диапазоне Time in range (рис. 5). И это модель управления гликемией, к которой каждый из нас должен стремиться!

Контроль гомеостаза глюкозы представляет сложную многофакторную и многоуровневую систему, обеспечивающую в финале так называемые физиологические параметры, практически исключающие даже временные колебания гликемии. Крайне сложная система управления гомеостазом глюкозы имеет очень много важных звеньев, и в первую очередь это ось "мозг - островковая клетка". Точно так же идет централизованное распределение питательных веществ по периферии, причем не только глюкозы, но и любых других питательных веществ.

Корпорация "островковые клетки"

Пауль Лангерганс, еще будучи студентом III курса медицинского университета, более 100 лет назад очень скромно написал о том, что обнаружил в поджелудочной железе кролика некоторые бледные (палевые) пятна, которые на протяжении многих лет являлись предметом повышенного внимания и интереса со стороны исследователей.

Чего только с ними не делали: "их окрашивали и делили, вводили пациентам и давали вместе с пищей, их маркировали, пытались сосчитать, их извлекали и выделяли, их пытались истощать и, наоборот, стимулировать, и все-таки до сих пор не ясно, почему они должны существовать в таком виде" (Malaisse W.J., 2001).

Наш великий русский ученый Леонид Васильевич Cоболев в своей монографии одним из первых описал эндокринный аппарат поджелудочной железы. 98% всей ткани органа составляет экзокринная часть, островки Лангерганса - всего 1-2%.

Что же такое островок? Островок - это самостоятельный мини-орган, созданный или предназначенный для производства и секреции ряда гормонов в необходимых количествах и в необходимое время, c необходимой скоростью участвующих в регуляции гомеостаза глюкозы и не только. В поджелудочной железе в норме насчитывается от 1 до 3 млн островков, их размер 30-300/400 мк в диаметре. β-Клетки составляют 50-80% эндокринных клеток островка, диаметр β-клетки - всего 10 мк. У взрослого человека еже­дневно вырабатывается около 10 пг инсулина на 1 клетку, масса β-клетки составляет от 0,6 до 2,1 г, и β-клетки выделяют приблизительно 30-70 ЕД инсулина в сутки (в среднем по 40 ЕД). Представленные показатели подчеркивают фантастический интерес к этой удивительной структуре - β-клетке (рис. 6)!

В островке Лангерганса 4 типа клеток (рис. 7). β-Клетки вырабатывают, помимо инсулина, еще и амилин. Относительно недавно было обнаружено, что островки поджелудочной железы также содержат ε-клетки, продуцирующие грелин. Дальнейшие исследования показали, что количество ε-клеток островков прогрессивно снижается в течение жизни, и у взрослого организма в островках обнаруживается только небольшое количество грелин-позитивных клеток. Cоматостатин и грелин являются локальными регуляторами секреции инсулина.

Только задумайтесь: панкреатическая β-клетка у здорового человека при диаметре 10 мк имеет 10 000 секреторных гранул! β-Клетка образуется при участии 2 главных механизмов формирования - неогенеза и репликации, а период полужизни β-клетки составляет от 3 до 5 лет.

На первый взгляд все β-клетки выглядят одинаково. Но среди общего пула выделили клетки, обладающие более мощной функциональной активностью, получившие название β-клетки - хабы - водители ритма. Они составляют около 1-10% общего β-клеточного пула. Можно сказать иначе: существуют β-клетки-хабы, которые управляют секрецией инсулина, реализуемой 6-7 клетками-спутниками (рис. 8). В настоящее время есть теория о роли клеток-водителей ритма в развитии СД 2-го типа (СД2), сейчас эта концепция активно разрабатывается.

Биосинтез инсулина - это абсолютно параллельное, независимое от его секреции пополнение запасов, которые впоследствии будут откладываться во внутриостровковых инсулиновых пулах.

Как уже ранее было сказано, β-клетка - не только красавица, она еще и фантастическая умница. Только задумайтесь: клетка диаметром 10 мкр имеет на своей поверхности глюкорецепторы, определяющие, что это именно глюкоза, ее концентрацию, и дает разрешение, чтобы глюкоза прошла внутрь клетки. Это абсолютно уникальная разрешительная система, позволяющая глюкозе пройти внутрь любой клетки, в том числе β-клетки! Получив разрешение, глюкоза стимулирует множество биологических субстратов, которые участвуют в прохождении сигнала, а далее изменяют соотношение АТФ/АДФ, в результате чего происходит закрытие калиевых каналов с деполяризацией мембраны, и открываются Ca2+-каналы.

Далее за 60-120 с, как только β-клетка "узнала" глюкозу, происходит вертикальный взлет секреции инсулина, как взлет космического корабля! И все попытки создать прандиальный инсулин направлены именно на приближение к данному физиологическому процессу. Обратите внимание, что уже к 30-й минуте уровень инсулина возвращается на исходные позиции. Помимо прандиальной, существует и базальная секреция инсулина, состоящая из 11-15 медленных волн в течение суток. Современная инсулинотерапия направлена на имитацию именно физиологических параметров секреции инсулина.

Кроме того, имеется ряд других механизмов, которые смогли бы запустить секрецию инсулина. Не сработал один механизм - обязательно сработает другой.

Крайне важно сказать несколько слов об амилине. Островковый амилоидный полипептид IAPP - амилин локализуется в β-клетках рядом с инсулином и секретируется вместе с ним в ответ на поступление пищи, играя важную роль в регуляции метаболизма глюкозы. Неслучайно в 1996 г. был синтезирован генно-инженерный амилин с целью использования таких его уникальных эффектов, как усиление чувства насыщения, замедление эвакуации пищи из желудка, подавление печеночной продукции глюкозы и др., в клинической практике.

На поверхности β-клетки находится порядка тысячи различных белков. Они носят название "поверхностный протеом β-клетки" и выполняют важнейшую функцию обмена информации с разными органами и тканями. По данным функциональных исследований, поверхностный протеом панкреатических β-клеток состоит из сети белков разнообразной структуры, которые взаимодействуют с молекулами окружающей среды, в том числе с метаболитами, ионами, гормонами, различными пептидами и белками. Большинство из них также связано с одним из трех наиболее важных аспектов в жизни здоровой β-клетки, а именно с дифференцировкой, выживанием/пролиферацией и секрецией инсулина.

Получено достаточно много доказательств в исследованиях на людях и на экспериментальных моделях, что диабетические островки усеяны пустыми (empty’) β-клетками, ставшими функционально неактивными! В этой связи рассматривается концепция специфического истощения белков клеточной поверхности β-клетки, которая может способствовать пониманию физиологии и патофизиологии β-клеток.

Но самое важное с практической точки зрения - это феномен метаболической гибкости или пластичности эндокринной части поджелудочной железы, способность реагировать на различные потребности организма в инсулине.

Панкреатическая β-клетка часто сравнивается с "топливным сенсором", поскольку она непрерывно отслеживает концентрацию циркулирующих нутриентов и c участием дополнительных нейрогормональных сигналов обеспечивает оптимальный инсулиновый ответ, покрывающий потребности организма в энергии.

Представьте только, насколько сложна эта система регулирования 1 млн островковых клеток, функция которых направлена на достижение гликемического контроля в широком смысле этого слова и на обеспечение органов и тканей важным энергетическим субстратом, в первую очередь в ответ на системный запрос энергии в тканях головного мозга.

Стоит отметить и сложность мощнейшей системы управления функционированием островка со стороны центральной нервной системы. Кроме того, важна роль суточных ритмов, на основании которых осуществляется управление функцией как α-клеток, секретирующих глюкагон, так и β-клеток, вырабатывающих инсулин. Определенный интерес представляют данные о том, что инсулин и глюкагон сбалансированно секретируются, а если говорить об осцилляции и того, и другого гормона, то они практически совпадают (рис. 9).

Отмечены достоверные суточные ритмы колебания концентрации глюкозы в крови с максимальным содержанием утром, постепенным снижением в течение дня и повторным повышением ночью у пациентов с СД.

Гомеостаз глюкозы и его корпоративное управление

"Корпорация" печень имеет свой совет директоров, свой дивизион углеводов, липидов и протеинов. Также она имеет свое "домашнее" производство инсулина за счет механизма глюконеогенеза.

"Корпорация" почки также имеет свое домашнее производство. Можно сказать, что почки работают "финансовым директором", подсчитывая практически с точностью до грамма распределение глюкозы во все органы и ткани, таким образом управляя данным процессом. Почки играют значительную роль в балансе глюкозы посредством ее реабсорбции в количестве около 180 г/сут.

Помимо печени и почек, мышцы также являются секреторным эндокринным органом (рис. 10). Мышцы - это не просто физическая нагрузка с потерей калорий. Скелетные мышцы были определены как эндокринный орган, производящий и высвобождающий цитокины, названные миокинами, действующие как локально, так и на удаленные ткани.

И, наконец, немаловажен вклад микробиоты кишечника - "корпорация" желудочно-кишечный тракт.

Многоликий патогенез сахарного диабета 2-го типа

Часто в своих лекциях я показываю схему патогенеза СД2, которую ранее я назвал Homo McDonald’s (рис. 11). В том, что весомый вклад в развитие СД2 вносят ожирение, наследственно приобретенный дефицит секреции инсулина и центральное висцеральное ожирение, не вызывает сомнения. Далее развивается всем известная инсулинорезистентность в сочетании с повышенной продукцией глюкозы печенью. Также увеличивается концентрация триглицеридов с последующей дислипидемией, повышенной концентрацией свободных жирных кислот и сниженным захватом глюкозы. Данные процессы в конечном итоге приводят к развитию гипергликемии и последующей глюкозотоксичности. Очень важно отметить, что данные патологические процессы развиваются очень рано!

И только задумайтесь, у человека еще нет диагноза СД, но уже есть глюкозо-, липотоксичность и дислипидемия! А мы спокойно ждем- Да, еще нет СД, и мы счастливы! А дальше поражаются сосуды и нарушается свертывающая система крови, а мы все никак не реагируем- Впоследствии развивается эндотелиальная дисфункция с микро- и макрососудистыми осложнениями, но у нас все еще нет диагноза- И когда наконец мы устанавливаем диагноз СД2, мы говорим: "Давайте снижать сахар и гликированный гемоглобин. Чем быстрее, тем лучше", игнорируя все вышеперечисленные фатальные события!

Что же происходит при СД2? На фоне 100% генетической предрасположенности и влияния целого ряда факторов-пертурбантов, таких как глюкозо-, липотоксичность, отложения амилоида, воспаления и т. д., развивается и усиливается апоптоз β-клеток, не компенсирующийся адекватной регенерацией, что приводит к снижению секреции инсулина.

Когда все начинается? Развитие СД начинается уже в утробе матери на фоне генетической предрасположенности, эпигенетических модификаций, в первую очередь митохон­дриальной дисфункции и оксидативного стресса. Независимо от массы тела ребенка при рождении (либо менее 2,5 кг, либо более 4 кг - это в одинаковой степени опасно), он уже родится с инсулинорезистентностью! А по достижению возраста 30-40-60 лет у него в 7-10 раз повышается риск развития не только СД, но и гипертензии, ишемической болезни сердца, неалкогольной жировой болезни печени и т. д.

Как сказал один из великих и ведущих эндокринологов мира профессор Ральф Де Фронзо: "Сахарный диабет 2-го типа - это кульминация двух основных, одномоментно развивающихся патофизиологических дефектов: инсулинорезистентности и дисфункции β-клеток с развитием глюкозотоксичности и липотоксичности".

Плод целиком зависит от материнской "поставки" нутриентов, кислорода и эндокринных сигналов через адекватно функционирующую плаценту, для того чтобы развиваться и расти оптимальным образом, определяемым геномом. Различные пертурбации во время критического периода развития, в самые ранние периоды жизни могут негативно влиять на развитие, организацию и рост ключевых тканей и органов. Эти события могут вызвать необратимые изменения структуры и функции органов с тяжелыми последствиями для здоровья в последующих, более поздних периодах жизни

Ряд различных патогенетических путей в период беременности влияет на развитие ожирения и СД2. Мы обязаны заниматься данной проблемой, а не пытаться сесть в поезд, который давным-давно набрал скорость!

Главный интерес должен быть сфокусирован на понимании двух главных компонентов, необходимых для регулирования гомеостаза глюкозы:

  • адекватная секреция инсулина β-клетками;
  • способность периферических тканей адекватно реагировать на инсулин.

Периферическая инсулинорезистентность и недостаточно развитая функция β-клеток секретировать адекватные количества инсулина играют ключевую роль в развитии СД2. На рис. 12 представлены 11 звеньев патогенеза СД2, и это лишь малая часть дефектов, играющих роль в его развитии.

Почему же инсулинорезистентность на рис. 12 находится в пунктирном обрамлении? Почему пунктир, а не сплошная линия? Потому что имеется система обратной связи с функцией β-клеток: секреция против чувствительности. Инсулинорезистентность может быть и защитным механизмом. У нее масса положительных свойств, она защищает нас в том числе от глюкозотоксичности.

Также следует отметить, что более 85% больных СД2 имеют нарушение жирового обмена и диагноз "ожирение", что создает условия для развития и прогрессирования системного вялотекущего хронического воспаления.

Когда у пациента уже развился СД2, как правило, мы видим плоскую инсулиновую кривую. Глядя на такой результат, мы сразу говорим: "β-Клетки уже разрушены, надо посмотреть уровень С-пептида". Что абсолютно неправильно! Ведь для достижения такой плоской кривой совсем не нужно дожидаться развития СД и разрушения β-клеток. У пациентов с нарушением гликемии натощак объем β-клеток сокращается на 40%, а при СД2 - на 63%, и это критически важная информация! Как мы фантастически теряем время! Почему мы проигрываем эту войну? Потому что не принимаем во внимание феномен глюкозотоксичности. Вне зависимости от массы тела, по мере приближения к верхней границе нормальных значений, уже нарушается чувствительность β-клеток к глюкозе и снижается секреция инсулина в ответ на глюкозу! Как рано! Чего мы ждем?!

В I стадию компенсации при гликемии от 5 до 6 ммоль/л все пока еще нормально. Во II стадию стабильной адаптации при уровне гликемии 5,6-7,3 ммоль/л развивается опасный диапазон! Как только граница гликемии перешагнет порог в за 6,4 ммоль/л, моментально начнет снижаться уровень глюкозостимулированной секреции инсулина.

И в результате на этом уровне развиваются:

· нарушение чувствительности к глюкозе;

· нарушение секреции инсулина (обратимое, еще что-то можем сделать, если не будем терять время);

· нарушение биосинтеза инсулина (обратимое);

· уменьшение запасов инсулина (обратимое).

В стадию декомпенсации, уже при уровне гликемии 7,3 ммоль/л и выше, развивается:

· апоптоз;

· амилоидоз β-клеток;

· фиброз β-клеток;

· жировые включения;

· уменьшение массы функционирующих β-клеток (не­обратимое).

Нельзя сбрасывать со счетов и липотоксичность! Стоит отметить, что у пациентов с предиабетом нарушение секреции инсулина связано с содержанием панкреатического жира. Можно сказать, что β-клетки в прямом смысле нафаршированы жиром. А на фоне липотоксичности снижается секреция инсулина!

В свою очередь, снижение функции и массы β-клеток прямо пропорционально снижению инкретинового эффекта. Это приводит к снижению неогенеза и пролиферации β-клеток, к их апоптозу, сниженному количеству β-клеток, низкому содержанию инсулина и массы функционирующих β-клеток, а также к снижению функционального состояния, вовлечения новых β-клеток и их активной секреции.

Кроме того, сниженная секреция соматостатина приводит к усиленной секреции α-клетками глюкагона. На этом фоне снижается постпрандиальный инсулиновый ответ. Также повышается продукция глюкозы печенью и снижается ее периферический захват. И все это в итоге приводит к развитию глюкозотоксичности и СД2.

Важно, что сниженный инкретиновый эффект при СД2 присутствует уже на стадии нарушенной толерантности к глюкозе.

На сегодняшний день рассматриваются теории дисфункции и гибели β-клеток. Но есть и совсем новая концепция: теория дедифференциации β-клеток с их последующим перепрограммированием. β-Клетки, переходя в состояние дедифференциации, конвертируются в клетки, продуцирующие глюкагон. Но не все так печально. Отслеживание клеток показывает, что СД возникает от β-клеточной дедифференцировки, а не только от их потери. И определить это важно как можно раньше!

Определенные перспективы в плане понимания ключевых аспектов патогенеза представляют результаты исследований, касающиеся смещения фокуса действия инсулина с плазматической мембраны на ядро. Фактор транскрипции foxO - ключ к успеху? FoxO участвует в регуляции эффектов инсулина, лептина, продукции глюкозы печенью, синтезе триглицеридов и желчных кислот, функционировании β-клеток, дифференциации прогениторных энтероэндокринных клеток, атерогенезе, функции эндотелия.

Немаловажное значение имеет и глюкагон. Нарушение функции α-клеток, как было уже упомянуто выше, приводит к повышению секреции глюкагона. Глюкагон - это не только глюконеогенез!

На уровне биосинтеза инсулина также могут происходить ошибки. Они делятся на 2 группы: нарушенный биосинтез инсулина с нарушенной последовательностью аминокислот и дефект конверсии проинсулина в инсулин. Проинсулин в биологическом смысле менее активен, хотя если будем определять концентрацию ИРИ, то никаких особых нюансов не выявим.

Генетические детерминанты влияют на развитие инсулинорезистентности и возможный вклад таких факторов, как стрессовые гормоны, кишечный биом, потеря функции и массы β-клеток, различные внешние триггеры (вирусы, пищевые конечные продукты гликозилирования), иммунная система и воспаление. Отдельно или чаще, в различных комбинациях, эти факторы влияют на генетически предрасположенные β-клетки, изменяют их функцию и биологию, способствуют переходу от нормогликемии к гипергликемии.

Возврат к гиперинсулинемии как к первичному дефекту в патогенезе сахарного диабета 2 типа

Какой же дефект возникает раньше? В июле 2022 г. в рамках работы ADA активно обсуждались вопросы патогенеза СД2, и в частности возврат к гиперинсулинемии как к первичному звену патогенеза СД2. На конгрессе ADA‑2022 рассматривали 2 варианта развития СД2. Ранее многие считали, что ключевым моментом, отличающим СД2, является его инсулинонезависимость: если много инсулина, значит, дефект в чем-то другом. В итоге мы выходим на истощение β-клеток, и, таким образом, возвращаемся к гиперинсулинемии как к первичному дефекту (рис. 13).

Как правило, инсулинорезистентность мы связываем именно с ожирением, но даже при нормальной массе тела при СД2 установили эктопию жира в мышцах и печени! Эктопия - это наличие жира в тех местах, где его никогда не должно быть (помимо 6 специализированных жировых депо).

Рецепторы к инсулину вездесущи. Они есть даже в эритроцитах. В зависимости от того, на каком уровне органа или ткани будет резистентность, возможны различные патологические сценарии. Жир, мышцы, печень дадут нам гипергликемию, гипергликемия - компенсаторную гиперинсулинемию. Гипергликемия, глюкозотоксичность и гиперинсулинемия резко усиливают сердечно-сосудистый риск.

Пациенты с нарушенной толерантностью к глюкозе или нарушенной гликемией натощак либо СД2 имеют гиперинсулинемию, но их β-клетки подвергаются глюкозотоксичности в результате разницы соотношения инсулина и глюкозы и дефектов β-клеток. Таким образом, гиперинсулинемия, скорее всего,  - не первичный дефект в патогенезе СД2. Фундаментальный фактор развития СД - это именно дефект β-клетки!

В связи с вышесказанным несомненный интерес представляет механизм действия сахароснижающих препаратов. В первую очередь это относится к препаратам класса сульфонилмочевины (СМ). Следует отметить, что механизм их действия практически полностью повторяет этапы глюкозозависимой стимуляции секреции инсулина (в частности, закрытие КАТФ-зависимых каналов, деполяризация мембраны, открытие Ca2+-зависимых каналов). Кальций начинает поступать в β-клетку и через сложный механизм стимулировать процесс экзоцитоза инсулина.

Представляя класс СМ, нельзя не сказать о гликлазиде, который у нас в стране впервые зарегистрирован под наименованием Диабетон МВ1. Необходимо подчеркнуть, что именно гликлазид использовали в таких исследованиях, как ADVANCE, STENO-2 и т.д., поскольку он обладает характеристиками, обеспечивающими его высокую эффективность и безопасность. В частности, быстрая константа ассоциации с рецептором инсулина при быстрой константе диссоциации с рецептором, а это означает быструю обратимость, которая обеспечивает наряду с эффективностью сахароснижающего эффекта и высокую безопасность. В первую очередь это относится к низкому риску развития гипогликемий. Также следует указать, что в литературе есть сведения, убедительно доказывающие антиоксидантные, противовопалительные и антиапоптотические свойства гликлазида.

1 По данным grls.rosminzdrav.ru на 28.11.2022.

В 2001 г. я получил от компании "Сервье" журнал Diabetes c заголовком "Рождение, жизнь и смерть β-клетки" ("Birth, life and death of β-cell"), где ключевой была публикация исследования: островковые клетки поджелудочной железы при СД2 возвращаются на сцену! В 2000 г. была создана Международная группа по изучению секреции инсулина. А в 2003 г. мне предложили стать организатором Национальной группы по изучению секреции инсулина (НГИС) в Российской Федерации. Первая встреча нашей рабочей группы состоялась 28 августа 2003 г. на конгрессе European Association for the Study of Diabetes (EASD), первое заседание в Москве было в январе 2004 г. И уже в 2005 г. мы презентовали книгу "β-Клетка: секреция инсулина в норме и патологии" при поддержке компании "Сервье". Принципиально важно, что это научный некоммерческий проект. И в настоящее время география НГИС представлена практически по всей стране (рис. 14-16)! К нам присоединились ученые из Армении, которые хотят повторить наш проект. И, пользуясь случаем, я хочу поблагодарить своих коллег, что за эти 19 лет мы прошли этот длительный, но очень интересный путь настоящего научного общения!

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Александр Сергеевич Аметов
Заведующий кафедрой эндокриноло­гии, заведующий сетевой кафедрой ЮНЕСКО по теме "Биоэтика сахарного диабета как глобальная проблема" ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России (Москва)"
Вскрытие
Медицина сегодня
IX Междисциплинарная международная конференция: "Актуальные вопросы микрохирургии". Памяти Н.О. Миланова.

Приветствуем вас в новом 2023 году, который мы встретили с надеждой и неизменно с планами на будущее! Традиционно в феврале ученики Николая Олеговича Миланова, сотрудники основанной им кафедры в Сеченовском Университете, планируют проведение уже девятой мемориальной...

Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах

Уважаемые коллеги! 10.02.2023 состоится Совместный научно-образовательный симпозиум Национальной Ассоциации по тромбозу и гемостазу и ФГБНУ "Научный центр неврологии" "Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах". Начало регистрации в...

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»